Виртуальный методический комплекс./ Авт. и сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф Политическая наука: электрорнная хрестоматия./ Сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф.

Политическая система общества Политические партии и партийные систкмыПолитические партии в России

Нормы, санкции и правоотношенияПраво как институт политической системы

Политические институты и организации

НОРМЫ, САНКЦИИ И ПРАВООТНОШЕНИЯ     

Хвостов В.М. 

НАРУШЕНИЕ И ЗАЩИТА ПРАВА

Хвостов В.М. Общая теория права. С. 136 147

[...] Понятие правонарушения

Нормы права суть веления, обращенные к воле людей и определяющие требуемое от них государством поведение. Эти нормы не должны быть нарушаемы ни самим государством и его органами, ни частными лицами подданными государства, но они, однако, могут быть ими нарушаемы. Правонарушение есть поведение лица, которое противоречит велениям права, является несогласным с налагаемыми правом обязанностями. Так как все нормы права, если даже и не установлены государством, снабжены, однако, санкцией государственной власти, то развитое государство берет на себя заботу как о возможном предотвращении правонарушений, так и о восстановлении нарушенного права. В этом и состоит та функция государственной власти, которая именуется властью судебной. Задача суда состоит в выяснении вопросов о праве и неправе и в принятии принудительных мер для восстановления нарушенного права. В смысле предупреждения возможных [908] правонарушений судебная деятельность пополняется деятельностью полицейской.

Самозащита и самоуправство, т.е. охрана права собственными силами субъекта, составляет главный способ защиты частных прав лишь на низших ступенях культурного развития: в развитом государстве самопомощь субъекта при защите своих прав допускается только в самых узких границах, когда она является безусловно необходимой, а помощь государства недостаточной.

Различается два главных вида правонарушений: неправда уголовная и неправда гражданская. И в том, и в другом случае мы имеем дело с поведением человека, противным требованиям права. Притом под поведением мы разумеем или положительное действие, совершенное вопреки запрету права, или же бездействие, противное положительному требованию права. Как то, так и другое должно быть результатом вполне сознательной воли лица; если действие или бездействие исходит от лица, которое по своему возрасту или вследствие болезни лишено способности ясно сознавать фактическое и юридическое значение деяния и направлять свою волю согласно указаниям сознания, то в глазах права такое действие или бездействие не имеет значения настоящего человеческого поведения; оно приравнивается к действию сил природы: последние могут также разрушать разные ценности, находящиеся под защитой права, но эти события не будут правонарушениями в точном смысле этого слова. Точно так же и действия лиц, не обладающих нормальной сознательной волей, не считаются вменяемыми правонарушениями и не влекут за собой юридических последствий, связываемых с правонарушениями. Такие лица называются недееспособными, а с точки зрения ответственности за правонарушения невменяемыми.

Преступное поведение вменяемого лица с внутренней стороны может быть охарактеризовано или как умышленное, или как неосторожное. Об умысле мы говорим в том случае, если лицо, совершившее правонарушение, сознавало все внешние признаки право-нарушительного деяния, им совершаемого, и сознательно допускало их наступление. Неосторожность, как форму субъективной виновности, мы имеем в том случае, когда лицо допустило противное праву поведение со своей стороны потому, что не приложило к своему поведению той степени осмотрительности и обдуманности, которая требовалась от него нормами права; если бы поведение лица было вполне согласно с налагаемым на него правом обязанности, [909] то оно избегало бы нравонарушительного результата. В тех случаях, когда лицо нарушает нормы права без всякого умысла и неосторожности со своей стороны, т.е., не будучи субъективно виновато в правонарушении, мы говорим о несчастном случае; действие лица является здесь не результатом его более или менее преступной воли, как при умысле и неосторожности, но результатом независящего от его воли стечения обстоятельств.

Различие гражданской неправды от уголовной стоит в зависимости от тех юридических последствий, которые связаны правом с правонарушительным поведением. Если правонарушение рассматривается правом лишь как нарушение частного интереса, то его юридическим последствием является только обязанность виновного восстановить нарушенное им состояние права, т.е. исполнить обязанность, соответствующую нарушенному праву, или же возместить в деньгах ущерб, причиненный его деянием лицу, потерпевшему от правонарушения. В подобном случае мы говорим о неправде гражданской. Ввиду указанного характера связанных с ней юридических последствий, цель которых состоит в удовлетворении частного интереса, пострадавшего от нарушения права, внутренняя сторона правонарушительного деяния здесь имеет сравнительно меньшее значение; здесь важно установить, что правонарушение исходило именно от данного лица, которое и должно изгладить наступивший от него вред; но размеры возмущения убытков не зависят обыкновенно от того, действовало ли данное лицо умышленно или неосторожно; иногда лицо принуждается отвечать за причиненные его деянием убытки даже при отсутствии субъективной вины на его стороне.

Но правонарушительное деяние может рассматриваться и с другой точки зрения. Именно, его можно обсуждать как восстание вообще против власти права, как деяние, подрывающее авторитет права и государства и потому имеющее общественный характер, нарушающее не частный, а публичный интерес. С этой точки зрения государство борется с правонарушениями путем наложения за них наказаний. Правонарушительное деяние, за которое налагается наказание со стороны государственной власти, есть неправда уголовная. Собственно говоря, всякое правонарушение, вызванное виновной волей, можно было бы рассматривать с этой точки зрения и облагать наказанием; но в огромном большинстве случаев, когда нарушаются гражданские права, государство удовлетворяется теми [910] последствиями, которые связаны уже с правонарушением как с неправдой гражданской, т.е. принудительным исполнением обязанности, возмещением ущерба в деньгах; ведь и эти последствия уже ложатся чувствительным бременем на правонарушителя. Наказаниями же облагаются лишь те правонарушения, которым государство придает особо важное значение.

Притом наказание иногда прибавляется к обязанности возместить ущерб, т.е. деяние представляет из себя сочетание неправды уголовной и гражданской (кража). Иногда же деяние представляет собою только уголовное преступление, не составляя гражданской неправды (большая часть политических преступлений).

Так как, налагая наказания, государство борется с проявлениями преступной воли граждан, то при уголовных преступлениях большое значение имеет внутренняя сторона деяний. За случай нет уголовной ответственности. Различие между умыслом и неосторожностью получает большое значение, так как это разнородные формы преступной воли.

С внешней стороны различаются: 1) оконченное преступление, при котором осуществлены все законные признаки правонаруши-тельного деяния; 2) покушение, при котором виновный совершил действие, направленное непосредственно на осуществление признаков преступления, но не достиг, однако, полного их осуществления; 3) приготовление, при котором совершены только действия подготовительного характера, но еще не совершено действий, направленных к непосредственному осуществлению состава преступления. За покушение обыкновенно налагается наказание в меньшей степени, чем за оконченное преступление, а подготовительные действия обыкновенно не облагаются наказаниями совсем.

Из сказанного выше следует, что лишь те правонарушения облагаются уголовными наказаниями, за которые таковые наказания прямо установлены в законе (nullum crimen sine lege). Отсюда и возникает уголовное право, как та область публичного права, которая устанавливает право государства налагать наказания за преступления и обязанность законно осужденного повиноваться приговору. Здесь указаны как наказуемые деяния, так и налагаемые за них наказания.

Наказание преследует одну общую цель: оно есть средство борьбы государства с преступной волей. Конечно, для искоренения преступности государство не может ограничиться одной только кара[911]тельной деятельностью; оно должно принимать также меры для устранения тех социальных условий, которыми вызывается самое явление преступности. Но с другой стороны, государство не может обойтись и без наказаний за уже совершенные преступления. Такая карательная деятельность государства может быть оправдана с разных точек зрения. 1) Самая угроза наказанием, содержащаяся в уголовном законе, создает лишний мотив, побуждающий всех членов общества воздерживаться от совершения преступлений; с этой точки зрения, наказание, чтобы достигать цели, должно всегда состоять в причинении более или менее чувствительного зла преступнику. 2) Приведение наказания в исполнение вызывает новые последствия. Оно дополняет общее предупреждение, содержащееся в уголовном законе, действуя устрашающим образом на всех граждан; далее, оно доставляет удовлетворение лицу, потерпевшему от преступления, и тем устраняет потребность в самоуправстве; наконец, оно оказывает действие и на самого преступника. Это действие, в свою очередь, может быть различно: наказание может иметь целью исправить преступника, устрашить его на будущее время или сделать его безвредным для общества, отняв у него физическую возможность к повторению преступления. Какими именно свойствами должно отличаться наказание, налагаемое в каждом определенном случае, это зависит, с точки зрения правильной законодательной политики, и от свойств преступления, и от личных свойств преступника.

Кроме неправды гражданской и уголовной, различается еще так называемая административная неправда. О ней мы говорим в том случае, если какой-либо административный орган при исполнении своих обязанностей выходит за пределы, установленные нормами права для его деятельности.

Соответственно этим трем видам неправды различаются и три вида судопроизводства. 1) гражданское судопроизводство, 2) уголовное и 3) административное.

Судебная деятельность государства. Гражданский суд имеет своей задачей разбирать споры о гражданских правах, принуждать к исполнению обязанностей, соответствующих этим правам, и принимать меры для предохранения частных прав от нарушения. Соответственно этому, следует различать два главных вида гражданского процесса: 1) судопроизводство спорное или тяжебное, которое имеет своим предметом разбирательство споров о состоянии частных прав и принятие мер к восстановлению нарушенного состояния прав; [912] 2) судопроизводство охранительное, которое состоит в том, что государство принимает меры для обеспечения частных прав от нарушения и для их укрепления и констатирования.

1. Судопроизводство по спорным делам. Мы знаем, что гражданские субъективные права предоставлены членам государственного общежития в их собственных личных интересах; поэтому субъект гражданского права волен пользоваться или не пользоваться своим правом, смотря по желанию; он может и совсем отказаться от своего права. Отсюда возникает целый ряд особенностей гражданского судопроизводства, которые объединяются под общим именем так называемого диспозитивного принципа.

Эти особенности состоят в следующем.

1) Гражданский процесс начинается не иначе, как по просьбе заинтересованного частного лица; по собственной инициативе государственная власть не возбуждает производства по поводу гражданской неправды (nemo invitus agere cogitur). Производство гражданского дела, будучи начато, прекращается, если того пожелает лицо, возбудившее процесс. Это лицо именуется истцом, противная сторона ответчиком, а самый акт истца, вызывающий гражданский суд к деятельности, иском.

2) Так как каждый волен, по усмотрению, распоряжаться своим гражданским правом, то, по общему правилу, гражданский процесс кончается, если стороны придут к мирному соглашению. С другой стороны, и при разбирательстве дела суд исследует лишь те стороны дела, о которых истец и ответчик не соглашаются; если ответчик на суде признает правильность утверждений истца, то суд считает такие утверждения доказанными. Исключение делается лишь для тех дел, по которым право распоряжения сторон ограничено общегосударственным интересом, как-то: дела брачные, дела о законности рождения, дела лиц недееспособных и т.п. В этих случаях суд проверяет и такие утверждения, о которых стороны не спорят.

3) Разбирая гражданские дела, суд не выходит, обыкновенно, за пределы тех доказательств, которые приводят сами стороны. Суд только следит за законностью всего производства и, где нужно, оказывает сторонам необходимое содействие (ne procedat judex ex officio). Факты, на которые сами стороны не ссылаются (напр., истечение давности по требованию, которое предъявляет истец), судом во внимание не принимаются (quod поп est in actis non estin mundo). Наконец, гражданский суд не выходит за пределы требований, заяв[913]ленных сторонами; он не может присудить истцу больше, чем он требует, но, конечно, может присудить ему меньше или совсем отказать (judex ne eat ultra petita partium).

В остальных отношениях устройство гражданского суда должно быть таково, чтобы оно, по возможности, гарантировало полное беспристрастие .суда и законность его решений. Для этой цели выработаны следующие основные принципы судопроизводства: а) Состязательность процесса. На суде должны присутствовать обе стороны истец и ответчик, которые ставятся в одинаковые условия, так что суд занимает место беспристрастного посредника (audiatur et altera pars). Только в виде исключения допускаются заочные решения, против которых, впрочем, можно подавать особые отзывы и требовать пересмотра дела. Ь) Гласность суда. Она состоит в том, что действия суда совершаются в присутствии сторон и что в залу суда допускается посторонняя публика. Только гласность процесса может гарантировать, что судьи отнесутся к делу с полным вниманием и что они не будут позволять себе отступлений от форм судопроизводства; поэтому слушание дела при закрытых дверях допускается лишь в виде исключения, с) Устность и непосредственность судопроизводства. Эти принципы состоят в том, что объяснения на суде даются сторонами устно и в присутствии самих судей, так что судьи непосредственно знакомятся со всем материалом доказательств, приводимых сторонами. Противоположность составляет господствовавшее в прежние времена письменное производство, когда дело решалось на основании составляемого в канцелярии суда письменного доклада об обстоятельствах дела. Впрочем, и теперь эти принципы с полной строгостью проводятся лишь при разбирательстве дела в первой инстанции, d) Суд решает дело по свободному убеждению судей, которое основывается на всем содержании происходившего перед судьями устного производства. Противоположность этому принципу свободной оценки доказательств составляет господство так называемой-формальной системы доказательств, которая была принята и в нашем процессе до введения Судебных Уставов 1864 г. При этой последней системе судья должен оценивать значение приводимых доказательств согласно правилам, точно установленным в законе (различались доказательства полные, и неполные, свидетели достоверные и недостоверные и т.п.).

Против состоявшегося решения возможно, при определенных условиях и в пределах законных сроков, оспариванье сторон, по[914]следствием которого является новое рассмотрение дела в высшем суде (во второй инстанции). Обжалованье решения происходит, главным образом, в двоякой форме: апелляции или кассации.

I) Апелляционное производство состоит в том, что во второй инстанции вновь пересматривается дело по существу и постановляется новое решение, так как в жалобе заявляется претензия на незаконность решения или на неправильное обсуждение в первой инстанции фактов, лежащих в основе решения. 2) Кассационное производство возбуждается в том случае, если сторона находит, что при постановлении решения, не подлежащего апелляции, низшим судом нарушены нормы права, т.е. применены или истолкованы неправильно нормы права, относящиеся к разбиравшемуся делу, или не соблюдены важные формы судопроизводства. Высший суд не решает дела по существу, но если убедиться в незаконности решения низшего, то отменяет его и, если нужно, вновь передает дело в низшую инстанцию.

2. Судопроизводство охранительное. В этой области действуют разные установления. Сюда относится деятельность опекунских властей, назначающих и утверждающих опекунов и следящих за их действиями; деятельность старших нотариусов, утверждающих акты по обороту недвижимостей и заносящих их в свои реестры; деятельность нотариусов, удостоверяющих прочие частные акты; деятельность судов, когда они констатируют безвестное отсутствие лица, утрату потерянных документов, охраняют открывшееся наследство и утверждают в правах на наследство.

Задачу уголовного суда составляет расследование вопросов о совершении уголовных преступлений и наложение на преступников определенных в законе наказаний. Уголовное судопроизводство отличается от гражданского существенными чертами. 1) Мы знаем, что государство преследует уголовные преступления в своем собственном интересе как деяния, опасные для всего государства. Поэтому уголовное производство возбуждается государственной властью по собственной инициативе ex officio, хотя бы никакой частной жалобы не было. Исключения составляют лишь немногие дела. 2) Также лишь за немногими исключениями, уголовное дело не может кончиться примирением частного лица, потерпевшего от преступления, с виновным. Признание, сделанное обвиняемым в процессе, не имеет здесь решающего значения и не принимается судом во внимание, если другие обстоятельства выяснят его ложность Во[915]обще, задача уголовного суда состоит в выяснении истины, как она. есть, и при этом суд не связан ограничениями, которых пожелали бы участвующие в деле частные лица. 3) Состязательность процесса здесь претерпевает значительные видоизменения. Именно, состязательному принципу здесь соответствует т. наз. обвинительный процесс в противоположность следственному. Следственный процесс, применявшийся и у нас до введения Судебных Уставов 1864 г., состоял в том, что суд сам возбуждал судебное преследование, собирал доказательства и затем постановлял решение. При такой постановке суд неизбежно делается пристрастным, ибо, сам возбудивши преследование против определенного лица, он всегда склонен поддерживать основательность того предположения, которое побудило его начать это дело. Обыкновенно, с этим типом процесса связана формальная система доказательств. Обвинительный процесс состоит применении начала состязательности к уголовным делам. Перед судом выступают две стороны: обвинитель и обвиняемый, и суд является в роли беспристрастного посредника между ними. В роли обвинителя редко допускается частное лицо; Чаще эта задача возлагается на представителя государственной власти лицо прокурорского надзора. Состязательное начало, впрочем, терпит в уголовном процессе значительные ограничения. Во-первых, суд здесь не может довольствоваться материалом, приводимым сторонами, и расследовать только спорные между ними факты; уголовный суд принимает от себя все меры для выяснения обстоятельств дела и принимает во внимание и такие факты, на которые стороны не ссылаются. Во-вторых, орган обвинения, по природе вещей, находится в более выгодном положении, нежели обвиняемый: обвинитель специалист и должностное лицо, не заинтересованное лично в исходе дела. Для уравновешения положения суд должен озаботиться, чтобы и обвиняемый не был лишен помощи юридически образованного защитника. Для этой цели служит институт присяжной адвокатуры. Так как осуждение невинного нежелательно для государства, ибо оно подрывает доверие к суду и авторитет права, то принимаются против такого исхода соответственные меры (всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого). Не допускается больше т. наз. оставление в подозрении, имевшее место в дореформенном процессе.

В уголовном процессе имеет место гласность, устность и непосредственность процесса и принцип свободной оценки доказательств. Впрочем, эти принципы строго проводятся лишь при су[916]дебном следствии. В предшествующих ему стадиях процесса предварительном следствии и решении вопроса о предании суду ограничено применение этих принципов и даже начала состязательности: при предварительном следствии многие акты совершаются в отсутствии обвиняемого, который в этой стадии процесса не имеет и защитника.

Обжалование уголовного приговора совершается в порядке апелляционном и кассационном. Не подлежат апелляции решения, постановленные с участием присяжных заседателей. Так называются представители общества, у которых не предполагается непременно юридического образования и которые не состоят судебными чиновниками, но тем не менее привлекаются к участию в решении уголовных дел. У нас, согласно Судебным Уставам, присяжные участвуют в решении важнейших уголовных дел, подлежащих окружным судам. Присяжные решают при этом вопросы факта, т.е. вопросы о том, совершено ли преступное деяние и виновен ли в нем подсудимый; вопросы права, т.е. определение соответственного наказания, решаются затем коронным судом на основании вердикта присяжных. Суд присяжных введен по следующим соображениям: в нем видят средство борьбы с рутиной и формализмом, к которым склонны представители коронного суда; далее, ему придавали значение как способу привлечь к суду общественное сочувствие и интерес; наконец, он является средством распространения в населении знания закона и уважения к нему, а также и для исправления недостатков закона, согласно указаниям общественного мнения, выразителями которого являются присяжные.

Административная юстиция. Особое производство необходимо в тех случаях, когда органы государственного управления нарушают своей деятельностью законные права и интересы подданных или извращают закон при его применении, не совершая в то же время ни уголовного преступления, ни гражданской неправды. Такого рода противные закону действия и распоряжения административных органов и составляют административную неправду. Для ее устранения существуют различные способы. 1) Представления низших органов управления высшим о незаконности сделанных последними распоряжений. 2) Жалобы частных лиц и общественных установлений высшему начальству на незаконность распоряжений административных органов, задевающих права и интересы этих лиц и учреждений. 3) Постоянный контроль общих судов или особых администра[917]тивных судов. Контроль общих судов за действиями администрации часто оказывается неудобным, как потому, что ставит администрацию в слишком большую зависимость от суда, так и потому, что суд далеко не всегда располагает техническими сведениями, необходимыми при разрешении подобных дел. Потому и признается желательным учреждение особых административных судов для разрешения пререканий по делам службы, возникающих между органами администрации, а также и пререканий административных органов с частными лицами и общественными установлениями; конфликты, возникающие между администрацией и общими судами, подлежат при этом, обыкновенно, решению общих судов для ограждения независимости судебной власти. Особые административные суды, независимые от администрации, существуют, напр., в Пруссии. Общие суды разрешают вопросы административной юстиции в Бельгии и Италии. Во Франции эти дела ведаются учреждениями, находящимися в зависимости от администрации. В России высшим органом административной юстиции является Первый Департамент Сената; менее важные дела разрешаются разными административными учреждениями, которые ведают не одни только эти дела (наприм., губернские присутствия по городским и земским делам, губернские и уездные присутствия по воинской повинности и т.п.).

 

Печатается по: Хропанюк В. Н. Теория государства и права. Хрестоматия. Учебное пособие. М., 1998, 944 с. (Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается начало текста на следующей  странице печатного оригинала данного издания)