Виртуальный методический комплекс./ Авт. и сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф Политическая наука: электрорнная хрестоматия./ Сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф.

Политическая система общества Политические партии и партийные систкмыПолитические партии в России Нормы, санкции и правоотношенияПраво как институт политической системы

Политическаие институты и организации

Понятие и сущность праваГосударство: нормы праваВласть и правоприменениеВласть и толкование нормВласть и правопорядок

государство: нормы права    

 

Недбайло П.Е.

СТРУКТУРА СОВЕТСКИХ ПРАВОВЫХ НОРМ

Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. С. 6165, 6769.

 

[...] Всякая правовая норма определяет права и обязанности или только права или только обязанности участников регулируемых ею общественных отношений, указывает обстоятельства, при наличии которых участники правоотношений становятся носителями конкретных прав и обязанностей, и предусматривает последствия за невыполнение ее требований.

В соответствии с этим содержанием норма логически расчленяется на три части: диспозицию (распоряжение, само правило поведения), гипотезу (предположение, указание условий осуществления нормы) и санкцию. Такая структура свойственна только правовой норме. Она вытекает из ее юридической природы и назначения в общественной жизни. Уяснение этой структуры позволяет глубже и конкретнее понять регулирующую роль нормы и овладеть ею в целях правильного ее применения.

Сердцевиной нормы является ее диспозиция (распоряжение), которая содержит в себе требования нормы. Она устанавливает обязанности субъектов, права или соответствующие им притязания, или то и другое вместе, определяя таким путем поступки людей. В ней говорится о том, как должны вести себя адресаты нормы. Знание диспозиции, уменье найти и определить ее имеет весьма важное значение для претворения нормы в жизнь.

Определение условий, при наличии которых совершаются конкретные поступки, содержится в гипотезе нормы, то есть в той части, которая предусматривает обстоятельства претворения нормы в жизнь в форме конкретных правоотношений. Гипотеза служит для того, чтобы установить область действия диспозиции сферу ее применения. Устанавливая факты и тем самым рамки действия нормы, гипотеза в то же время выделяет участников общественной жизни, между которыми диспозиция распределяет права и обязанности, точнее, связывает их правами и обязанностями.

Следовательно, гипотеза нормы определяет не только обстоятельства возникновения правоотношений, но и указывает на тех лиц, которые выступают в качестве субъектов данных правоотношений.

Гипотеза выражает отношение правовой нормы к жизненным фактам, событиям и действиям людей. Она является критерием, ко[564]торый определяет применимость или неприменимость нормы в данных конкретных условиях. Отсюда вся важность и значение гипотезы в составе нормы, без которой последняя немыслима.

Диспозиция правовой нормы нуждается не только в указании условий ее применения, но и в обеспечении ее выполнения. Этому служит санкция, которая отражает способность государства принудить к выполнению нормы. Санкция нормы содержит указание на те невыгодные последствия, которые наступают для лиц, не выполнивших предписанного нормой поведения. Она представляет собой, следовательно, способ защиты правового правила от возможных его нарушений.

Все три элемента нормы тесно связаны между собой и обусловливают друг друга. Гипотеза обслуживает применение диспозиции, диспозиция нуждается в гипотезе, в целях правильного своего существования, санкция зависит от характера и значимости тех прав и обязанностей, которые составляют содержание диспозиции и служат средством обеспечения ее исполнения.

В литературе высказывался взгляд, что не всякая норма по своей структуре характеризуется наличием внутри ее трех указанных элементов.

Так, А. В. Рыбин отрицает наличие гипотезы в уголовно-правовых нормах, поскольку в норме права, устанавливающей наказуемость действия, нет надобности в предположениях, так как предположения несовместимы с ее (нормы П.Н.) категорическим характером.

Такие утверждения неверны с принципиальной стороны. В социалистическом обществе, в обществе законности и правопорядка безусловных норм нет и быть не может. В противном случае это означало бы установление условий их применения по усмотрению применяющего, что характерно для режима произвола и беззакония. В буржуазном праве, особенно в настоящее время, имеют место законы, в которых гипотеза сформулирована в столь неопределенной форме, что она превращается в свою противоположность, в отсутствие гипотезы. Но это уже связано с отрицанием и игнорированием самой нормы как таковой. Там же, где есть норма, есть и гипотеза нормы. Правильно пишет А. Ф. Шебанов, что без гипотезы, без указания, когда применяется норма, норма немыслима, она теряет свое практическое значение.

В советской литературе высказан взгляд, что юридическая норма может быть и без санкций. Так, С. В. Курылев пишет, что любая [565] норма (правило поведения) состоит из двух элементов: гипотезы, как предположения условий юридически значимых обстоятельств, и диспозиции, как распоряжения о последствиях -возникновении, изменении или прекращении правоотношений. Та же часть нормы, которую в теории принято именовать санкцией и считать, наряду с гипотезой и диспозицией, третьим элементом юридической нормы, в действительности таким элементом не является, а служит разновидностью юридических последствий, образующих элемент не любых, а лишь правоохранительных норм, то есть и в этих нормах это не санкция, а диспозиция, разновидность ее.

На самом же деле правовых норм без санкции, как и без гипотезы не бывает. Исключение этих элементов из состава нормы основано на смешении нормы со статьей нормативного акта. Действительно, ряд статей Конституции и других законов не содержит указаний на условия их применения или на последствия их нарушения. В таких случаях гипотезу или санкцию нужно отыскивать в других статьях или других актах или же устанавливать чисто логическим путем. [...]

[...] Несовпадение норм права и их элементов со статьями закона диктуется жизнью, удобствами законодательства и целенаправленностью нормативных актов.

В связи с несовпадением норм права со статьями закона элементы правовых норм никогда, как правило, не даются в чистом виде. Их приходится устанавливать логическим путем из сопоставления ряда статей или расчленения одной статьи на отдельные нормы, а также путем анализа текста статьи и ее конкретной цели в общественной жизни. Следовательно, речь идет о логической структуре нормы и логических ее элементах.

Только при наличии всех трех элементов мысль законодателя, хотя бы и высказанная в разное время, является правовой нормой. В противном случае это будет или часть нормы, или положение не правового характера.

Правовые нормы отличаются от других социальных норм строгой определенностью, состоящей в точной и отчетливой формулировке каждого из элементов нормы. Но степень определенности может быть различной гипотеза, диспозиция и санкция могут быть вполне или достаточно определенными, недостаточно определенными или относительно определенными. Мы не будем в данном случае рассматривать каждый из видов элементов правовых норм, заметим только, что правовая норма не может состоять из неопре[566]деленных или, как говорят, абсолютно (безусловно) неопределенных элементов. А. В. Рыбин находит, что диспозиция нормы может быть бланкетной, при которой в норме права нет указаний воспрещающих или разрешаемых действий.

Понятия эти не выражают сущность вопроса, так как абсолютная неопределенность это не степень определенности, а исключение из всякой определенности, полная замена ее произвольным усмотрением, что не свойственно социалистическому праву. Короче говоря, неопределенная правовая норма означает отсутствие всякой нормы. К этому выводу подходит и А. В. Рыбин, который пишет, что норма с бланкетной диспозицией носит весьма условный характер, обретая свое существование в существовании другой нормы права. Здесь снова смешиваются статьи закона с нормами права. Статья закона действительно может быть бланкетной, когда она самого содержания правил поведения не определяет, а предоставляет право их устанавливать определенным лицам или органам, в актах которых бланкетная статья и находит свое воплощение. В таком случае норма права содержится в ряде статей и даже ряде актов.

С понятием неопределенной гипотезы связывается отсутствие каких-либо указаний на условия применения нормы. В русской дореволюционной литературе Н. М. Коркунов писал, что при неопределенной гипотезе нормы орган, призванный применять ее, ...получает так называемую дискреционную власть, власть действовать, руководствуясь только соображениями целесообразности, а не формальными определениями права. [...]

 

Печатается по: Хропанюк В. Н. Теория государства и права. Хрестоматия. Учебное пособие. М., 1998, 944 с. (Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается начало текста на следующей  странице печатного оригинала данного издания)