Виртуальный методический комплекс./ Авт. и сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф Политическая наука: электрорнная хрестоматия./ Сост.: Санжаревский И.И. д. полит. н., проф.

Политическая система общества Политические партии и партийные систкмыПолитические партии в России Нормы, санкции и правоотношенияПраво как институт политической системы

Политическаие институты и организации

Понятие и сущность праваГосударство: нормы праваВласть и правоприменениеВласть и толкование нормВласть и правопорядок

Понятие и сущность права     

 

Ленин В.И.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОТМИРАНИЯ ГОСУДАРСТВА

Ленин В.И. Государство и революция //ПСС, Т. 33, С. 9195

 

[...] В Критике Готской программы Маркс опровергает подробно лассалевскую идею о получении рабочим при социализме неурезанного или полного продукта труда. Маркс показывает, что из всего общественного труда всего общества необходимо вычесть и резервный фонд, и фонд на расширение производства, и возмещение сношенных машин и т.п., а затем из предметов потребления фонд на издержки управления, на школы, больницы, приюты престарелых и т.п.

Вместо туманной, неясной, общей фразы Лассаля полный продукт труда рабочему Маркс дает трезвый учет того, как именно [394] социалистическое общество вынуждено будет хозяйничать. Маркс подходит к конкретному анализу условий жизни такого общества, в котором не будет капитализма, и говорит при этом:

Мы имеем здесь дело (при разборе программы рабочей партии) не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, носит еще отпечаток старого общества, из недр которого оно вышло.

Вот это коммунистическое общество, которое только что вышло на свет божий из недр капитализма, которое носит во всех отношениях отпечаток старого общества, Маркс и называет первой или низшей фазой коммунистического общества.

Средства производства уже вышли из частной собственности отдельных лиц. Средства производства принадлежат всему обществу. Каждый член общества, выполняя известную долю общественно необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов. За вычетом того количества труда, которое идет на общественный фонд, каждый рабочий, следовательно, получает от общества столько же, сколько он ему дал.

Царствует как будто бы равенство.

Но когда Лассаль говорит, имея в виду такие общественные порядки (обычно называемые социализмом, а у Маркса носящие название первой фазы коммунизма), что это несправедливое распределением, что это равное право каждого на равный продукт труда, то Лассаль ошибается, и Маркс разъясняет его ошибку.

Равное право говорит Маркс мы здесь действительно имеем, но это еще буржуазное право, которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным и людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и потому равное право есть нарушение равенства и несправедливость. В самом деле, каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, равную долю общественного продукта (за указанными вычетами).

А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т.д.

...При равном труде, заключает Маркс, следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т.д. [395] Чтобы избежать всего этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным....

Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность. Разбивая мелкобуржуазно неясную фразу Лассаля о равенстве и справедливости вообще, Маркс показывает ход развития коммунистического общества, которое вынуждено сначала уничтожить только ту несправедливость, что средства производства захвачены отдельными лицами, и которое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления по работе (а не по потребностям).

Вульгарные экономисты, в том числе буржуазные профессора, в том числе наш Туган, постоянно упрекают социалистов, будто они забывают о неравенстве людей и мечтают уничтожить: это неравенство. Такой упрек, как видим, доказывает только крайнее невежество гг. буржуазных идеологов.

Маркс не только точнейшим образом учитывает неизбежное неравенство людей, он учитывает тактике то, что один еще переход средств производства в общую собственность всего общества (социализм в обычном слово употреблении) не устраняет недостатков распределения и неравенства буржуазного права, которое продолжает господствовать, поскольку продукты делятся по работе.

...Но эти недостатки, продолжает Маркс, неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит, после долгих мук родов, из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества...

Таким образом, в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) буржуазное право отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т.е. лишь по отношению к средствам производства. Буржуазное право признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку и лишь постольку буржуазное право отпадает.

Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. Кто не работает, тот не должен есть этот социалистический принцип уже осуществлен; за [396] равное количество труда равное количество продукта и этот социалистический принцип уже осуществлен. Однако это еще не коммунизм, и это еще не устраняет буржуазного права, которое неравным людям за неравное (фактически неравное) количество труда дает равное количество продукта.

Это недостаток, говорит Маркс, но он неизбежен в первой фазе коммунизма, ибо, не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не дает сразу.

А других норм, кроме буржуазного права, нет. И постольку остается еще необходимость в государстве, которое бы, охраняя общую собственность на средства производства, охраняло равенство труда и равенство дележа продукта.

Государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэтому какой бы то ни было класс нельзя.

Но государство еще не отмерло совсем, ибо остается охрана буржуазного права, освящающего фактическое неравенство. Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм. [...]

 

Печатается по: Хропанюк В. Н. Теория государства и права. Хрестоматия. Учебное пособие. М., 1998, 944 с. (Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается начало текста на следующей  странице печатного оригинала данного издания)